Роман Скворцов, который комментировал знаменитый хоккейный ЧМ в Квебеке: «Тот финал не пересматривал ни разу»

21 июня 2019, 13:43 // Хоккей, Баскетбол //

Известный комментатор побывал в Барнауле и дал интервью «Рива спорту».

    Роман Скворцов, который комментировал знаменитый хоккейный ЧМ в Квебеке: «Тот  финал не пересматривал ни разу»

Проект «Melamedia», который организовал Михаил Меламед, вышел нереально крутым. И не только потому, что было много мастер-классов и встреч с известными комментаторами. Для самих же журналистов появился большой плацдарм для интервью с интересными людьми.

Мы этим и пользовались. Вот, к примеру, Роман Скворцов. Его голос вы точно узнаете: это он комментировал знаменитый хоккейный чемпионат мира 2008 года в Квебеке, когда сборная России спустя пятнадцать лет стала победителем (да-да, «Жизнь лучший драматург» – его фраза). Баскетбольные болельщики сразу назовут чемпионат Европы 2007-го года: тогда сборная России тоже стала первой, а Скворцов вел репортажи с места событий.

Ну как пройти мимо такого собеседника?

***

– Как вам поступило предложение приехать в Барнаул и долго ли раздумывали?

– Позвонил Миша Меламед, пригласил. Я на Алтае никогда не бывал, но знаю, что здесь просто сумасшедшая по красоте природа, тут живут сильные люди. Так что не размышлял ни секунды, потому что такими предложениями не разбрасываются.

– Насколько трудно было выбраться сюда? Наверняка были какие-то планы.

– Безусловно, были. Более того, мы потратили много сил, чтобы заявить нашу хоккейную команду «Российская пресса» для участия в Кубке Москвы, и стало понятно, что нужно будет уезжать на Алтай прямо с турнира. Но всегда нужно чем-то жертвовать. Алтай стоит таких жертв.

– Подобные поездки у вас бывали?

– Конечно. В свое время я работал на телеканале «ТВ-6 Москва», так вот там была практика фестивалей в городах. Провели два мероприятия: то, что в Сургуте, я не застал, а вот шесть дней в Красноярске – это что-то незабываемое. Плюс у нас есть очень хорошая традиция: каждый год на стыке мая и июня мы ездим в Туймазы на родину предков Сергея Гимаева. Там проводим пресс-конференцию для местных журналистов, детей из школьных газет, общаемся с жителями города.

– В видеоролике, который вы записали перед прилетом в Барнаул, сказали, что всю жизнь мечтали побывать в Барнауле и на Алтае. Признайтесь, лукавили?

– Если и слукавил, то совсем немного. Мне приходилось бывать на Камчатке, на Сахалине. Всегда нравится поехать куда-нибудь далеко, где живут мои соотечественники, посмотреть, как все у них устроено.

– Что раньше слышали о Барнауле?

– Что тут довольно отстойный манеж, который никак не отремонтируют для Сергея Шубенкова. Мастер мирового уровня вынужден тренироваться в пещерных доисторических условиях. Это очень плохо.

– Самое первое впечатление от нашего города?

– Комары. Они были очень рады приветствовать нас в аэропорту, с ними сразу получился очень близкий контакт.

– Кто-то из футболистов говорил: большая проблема – путешествуем много, но сам город почти не видим. У комментаторов подобные проблемы бывают?

– Комментаторы все таки более свободны в принятии решений по своему времени. Когда куда-то приезжаем, стараемся прогуляться по городу, посетить музеи. На Универсиаде у нас была куча времени познакомиться с местными достопримечательностями. На второй день пребывания сходили в краеведческий музей, все рассмотрели, расспросили, пробили тур по всем достопримечательностям с десятирублевой купюры, побывали на Столбах.

***

– Вас помнят, как комментатора знаменитого хоккейного чемпионата мира 2008 года в Квебеке. Тот турнир до сих пор в памяти в деталях?

– Нет. Более того, финальный матч я в повторе ни разу не видел. Слишком нервно до сих пор.

– В интервью «Спорт-Экспрессу» вы говорили, что жутко волновались перед тем финалом. От того, что мы могли стать чемпионами мира впервые за пятнадцать лет?

– И от этого тоже. Плюс было понятно, что финал будет смотреть вся страна. Трансляцию перенесли на канал «Россия 1», играли с Канадой в Канаде – слишком много факторов сошлось воедино, чтобы взять и принять это как должное.

– Фраза «Жизнь – лучший драматург» уже стала культовой. Подобные фразы придумываете заранее или это происходит спонтанно?

– На все случаи жизни фразы придумать не получится, это вырвалось само. Честно говоря, не понимаю, почему я считаюсь автором. По-моему, мысль лежит на поверхности. Никто не мог предположить, что наши выиграют именно так, отыгравшись с 1:3 и 2:4 и забив решающий гол в овертайме. Так что все эти эмоции выходили из меня сами.

– Вашим напарником был Сергей Гимаев. Я понимаю, что вас уже миллион раз спрашивали про него, но не могу тоже не спросить. Хотя бы один пример, каким он был?

– Он был настоящим, это самое главное. Конкретный пример тут не будет показательным. Он был человеком, фанатично преданным и хоккею, и спорту вообще: интересовался практически всеми видами спорта и по каждому имел свое мнение экспертного уровня. При этом называть Сергея Наильевича человеком, который был «повернут» исключительно на спорте, тоже неправильно: его интересовало абсолютно все – архитектура, ландшафтный дизайн. Когда мы с ним ездили на чемпионат мира в Швейцарию, то объехали как минимум полстраны на автомобиле. Сергею Наильевичу было все интересно. Мы были в Монтре, где проходит знаменитый джазовый фестиваль, гуляли по набережной озера, и он говорил: «Как они неправильно разбили клумбы, разве можно посадить вот эти цветы рядом с этими». Он был готов идти в мэрию города и объяснять, как правильно нужно было сделать. Более того, он сделал бы все сам абсолютно бесплатно, если бы ему дали тяпку и семена.

– Михаил Меламед, который организовал вот это мероприятие, рассказывал, что парный комментарий это очень сложно. Как вам работалось в паре с Гимаевым?

– Парный комментарий, особенно с незнакомым экспертом, это как парашютный прыжок. Сначала чувствуется страх, а потом летишь и надеешься, что приземлишься. А в случае возникновения каких-то внештатных ситуаций сработает запасной парашют. Как и в любом деле, тут главное – начать, а дальше само получается.

– Вопрос как хоккейному эксперту: способен ли Андрей Свечников, который является барнаульским воспитанником, стать суперзвездой?

– По крайней мере, у него все для этого есть. В очень юном возрасте смог дебютировать в НХЛ и достаточно громко заявить о себе, показав достаточно зрелую игру. У меня нет ощущения, что он каждый сезон будет забрасывать по пятьдесят шайб, как Овечкин, но это и невозможно: Овечкин один такой. Считаю, что Андрею по силам стать заметным игроком Национальной хоккейной лиги и войти в историю.

– Что думаете по поводу недавней драки Свечникова и Овечкина? В интернете Андрея, мягко говоря, не все одобрили.

– Ничего необычно: это хоккей, и все происходящее на льду там и остается. В эмоциях всякое бывает. Да, от диванных экспертов были фразы: вот, мол, прыгнул на батяню. Но на льду вряд ли ты успеваешь отдавать себе отчет, как и зачем ты на кого-то прыгаешь. С точки зрения спортсмена вообще вопросов нет: молодец, что не побоялся и влез. С точки зрения болельщика – наверное, зря: не дело Андрея бить соперника, его дело забрасывать шайбы. Ну и был риск получения травмы, что, в итоге, и получилось.

***

– Сборная России по баскетболу при Дэвиде Блатте: увидим ли мы что-то подобное в ближайшее время по эмоциям и по результату?

– Думаю, мы увидим это уже на ближайшем чемпионате мира: по спортивному принципу последний раз мы туда попадали приблизительно никогда, то есть в прошлом веке. Сейчас сложилась такая ситуация, что для многих наших игроков этот чемпионат – последний крупный турнир в сборной, а для кого-то и в карьере. Так что это хорошая возможность оставить о себе добрую память и уйти на высокой ноте.

Сейчас сборная под руководством Сергея Базаревича дарит те самые эмоции, которые были при Блатте. Я комментировал много игр сборной под его руководством, и у меня сложилось стойкое ощущение, что не было ни одной игры, которую наши бы выиграли с разницей в двадцать очков и разошлись по домам. Невероятный адовый нервяк в каждом матче. Ты теряешь пять лет жизни в процессе игры, но потом радуешься так, что все возвращается обратно. Как играла сборная в нынешнем отборочном цикле, когда вишенкой на торте стал матч с Финляндией в Перми, где «горели» минус восемнадцать и спаслись, это по эмоциям очень похоже на то, что было при Блатте. Верю в нашу команду и нашего тренера, хоть на чемпионате мира и будут большие проблемы с составом.

– Захар Пашутин в интервью мне так сказал про концовку финала чемпионата Европы 2007: «Мяч после броска Холдена еще не опустился в корзину, а я уже понял, что мы чемпионы». Когда вы это поняли?

– Не знаю, что там понял Захар, но у Испании оставалось время на последнюю атаку, был тайм-аут. После того, как промахнулся Газоль, я понял, что мы выиграли игру. А то, что мы чемпионы, я понял только по возвращению домой. В голове это совершенно не укладывалось: чемпионат Европы, ребята, которые в основном являются запасными в своих клубах. И вот они смогли собраться и выиграть у Испании в Мадриде. Что-то невообразимое.

– Это правда, что Дэвид Блатт обещал подарить автомобиль тому, кто верил в победу России на том чемпионате Европы?

– Говорят, что да. Все не могу собраться и пересмотреть тот чемпионат, потому что во время одного из матчей второго группового этапа я говорил: «Не надо спорить с судьями, а то надают технических фолов, а нам еще золото выигрывать». Да, Дэвид вполне мог такое сказать, но о том, что кто-то получил машину, я не слышал.

– По вашим ощущениям сильнее Россия-2007 или Россия-2012, которая выиграла олимпийскую бронзу?

– Наверное, команда 2007-го года. Там были двенадцать тигров, которые бились друг за друга. Хотя это не означает, что такого не было в Лондоне. Все-таки некорректное сравнение. Скажу, что 2007-й год, но пусть это останется на вашей совести (смеется).

***

– У вас за спиной множество прокомментированных матчей, турниров. Осталась ли какая-то профессиональная мечта?

– Супербоул, финал НБА, финал НХЛ: с места событий, конечно. А вообще неважно, что у тебя за спиной: важно то, что впереди.

АВТОР: Дмитрий Евполов

ФОТО: https://vk.com/melamedia22

Дмитрий Евполов
Оставить комментарий