«Судья поставил пенальти и сразу встал в боксерскую стойку» – интервью с Андреем Силютиным

23 сентября 2015, 14:26 // Футбол //

«Рива спорт» и Секция индивидуально-групповых занятий по футболу «Мастербол» представляют новый проект.

    «Судья поставил пенальти и сразу встал в боксерскую стойку» – интервью с Андреем Силютиным

В ближайшее время мы расскажем о тренерах, работающих в «Мастерболе». Каждый из них – личность в футболе известная. Первый в нашем списке – Андрей Силютин. Полузащитнику, поигравшему от Барнаула до Махачкалы, от Томска до Актобе, есть что рассказать. О казахской экзотике, о золотом для Барнаула сезоне-2007 и, конечно, об особенностях «Мастербола».

Да и о многом другом.

***

– Чем занимались после окончания карьеры?

– Не прошло и месяца – ко мне обратился Олег Киушкин: мол, не хочешь попробовать себя тренером в «Мастерболе»? Я был свободен, так что сразу согласился. Параллельно еще Михаил Раппопорт предложил потренировать его мини-футбольную команду. Тоже решил попробовать – все-таки и новый опыт, и какие-то деньги.

– Как проходит день детского футбольного тренера?

– Помимо «Мастербола», все наши тренеры еще ведут занятия в детских садах. Так что днем у меня тренировки в садиках, вечером уже в самом «Мастерболе». Раньше готовился к каждой тренировке – Олег раздал нам методички, по которым работают детские тренеры в московском «Динамо», «Локомотиве», так что я по ним составлял себе какой-то план. Сейчас уже база тренировок наработана. Да и при работе с детьми план необязателен – тут главное эмоции.

У нас ведь не футбольная школа в полном ее понимании. Если в той же школе Смертина или СДЮШОР «Динамо» проводится отбор, то у нас принимают всех – лишь бы была справка от врача, что ребенок здоров. Соответственно, если давать именно профессиональные упражнения, то не все дети смогут их выполнить и им будет неинтересно. У нас же цель – привить детям любовь к спорту, к футболу. А действительно талантливые ребята после нашей школы могут попробовать себя уже в настоящих футбольных академиях.

– Разглядеть талант в детях такого возраста возможно?

– Мне сложно судить – пока что тренерский опыт маленький. Но даже по четырехлетним ребятишкам бывает видно: у кого-то все получается, и дриблинг, и мысль чувствуется, а у кого-то не очень.

– Олег Киушкин рассказывал, что команды вашей школы практически не проводит матчей. Со стороны кажется, что в этом мало плюсов.

– В принципе, было бы интересно с кем-то сыграть: и детям было бы любопытно попробовать свои силы, и их родителям посмотреть на своих сыновей. Но для участия в турнирах нам все равно пришлось бы проводить какой-то отбор, а это уже был бы другой профиль работы с детьми. Тем более, что у нас нет статуса спортивной школы, мы не имеем права играть в каких-то соревнованиях.

– Работать в «Динамо» вас не звали?

– Конкретных предложений не было. В школу Смертина мог бы пойти работать, но если идти туда, то нужно понимать, что берешь группу детей в 6-7 лет и доводишь ее до выпуска. То есть все время посвящать только этому делу. А зарплата там, может, и нормальная, если сравнивать с другими детскими тренерами, но мне семью было бы нечем кормить.

– За игрой «Динамо» следите?

– Не особо. В прошлом сезоне лишь раз удалось выбраться на стадион.

    Андрей Силютин

    Работа в секции «Мастербола»

***

– За двадцать лет вы видели много различных барнаульских «Динамо». Самое сильное из них?

– Хорошая команда была в начале 2000-х годов, когда постоянно шли в числе лидеров. Я, правда, сам в этот момент играл не в Барнауле, но много слышал о той атмосфере. Один раз удалось посетить игру – вроде бы рядовой матч, а стадион практически до отказа заполнен. Неплохая команда была и в 2007-м году, когда мы сумели выйти в Первый дивизион: усилились опытными игроками и все-таки заняли первое место.

Хотя, конечно, тяжело оценивать. Силу команды отражает прежде всего результат. Еще можно понять, когда одна-две красивые игры без результата. А если команда будет болтаться в середине турнирной таблицы, то какой толк от этой красоты? Здорово, конечно, если результат подкреплен зрелищной игры. Но, с другой стороны, все ругают того же Моуринью – мол, автобусы ставит возле ворот. Ребят, человек выиграл все, что можно. Кто же вам не дает так играть?

– В этом году исполняется двадцать лет с момента, как «Динамо» заняло второе место в зоне «Восток». Тот сезон чем запомнился?

– Ту команду тоже можно причислить к самым сильным. Это был мой первый сезон в профессиональном футболе: в «Динамо» пришел Александр Гостенин и уже со сборов начал наигрывать меня в основе, хотя в команде было много опытных ребят – Игорь Пономарев, Олег Калашников, Василий Ощепков, Вячеслав Колода. Кстати, до того сезона мне ни разу не удавалось забить, а в сезоне-95 забил мячей восемь, причем почти все из них оказались победными.

Тогда зона «Восток» была не ровня сегодняшней – шестнадцать или восемнадцать команд, сильнейшие команды, Хабаровск, Красноярск, были именно у нас. Задачи стать первыми изначально не было, но начали сезон – и у нас игра пошла. Боролись до последнего, но сейчас уже понимаю, что выход в Первую лигу никому из руководства был не нужен. На следующий год уже, может быть, задачу такую и поставили, но практически в таком же составе мы провалились.

– Александр Суровцев в свое время рассказывал, как набирали игроков в «Политехник», в котором вы были до «Динамо». Евгения Савина, например, нашли в драмтеатре…

– Та команда вообще была веселая. Изначально «Политехник» играл в какой-то из низших лиг. Тренер Александр Тимофеевич Захряпин в то время тренировал нашу группу в училище Олимпийского резерва и уже перед самым выпуском взял эту команду. А мы после выпуска плавно перекочевали к нему. Это было мудрое решение – сейчас есть КФК, другие турниры, молодые игроки всегда могут получить свой шанс. А в то время ни о каком «Динамо» мы и не мечтали. Да даже про дубль сильно не думали – там как раз был очень сильный набор, тот же Алексей Смертин, Сергей Кормильцев.

Финансово, конечно, было очень сложно: бывало, что по полгода не платили зарплату. Нам было проще – молодые, многие еще жили с родителями. А как опытные игроки тогда выкручивались, ума не приложу. Но жили все дружно. Выезды получались романтичными: назавтра игра, например, в Кемерово, нам вечером подают старенький ПАЗик – и на нем, скрючившись, добираемся. Телефонов ни у кого не было, приезжали, бывало, только к самой игре. Хозяева гадают – где мы, приедем ли вообще или нет.

    Андрей Силютин

    В составе «Актобе» (второй справа в верхнем ряду)

***

– Футбол на «Восток» в конце 90-х – каким он был?

– Обычный футбол второго дивизиона – дома, в основном, выигрывали хозяева. На выезде играть было тяжело: это сейчас у всех команд видеокамеры, ведется запись, а раньше в плане судейства приходилось несладко. Но откровенного беспредела я не застал. Вот до меня, рассказывали, бывало и похлеще. В той же Чите – человек падает за три метра до штрафной, а судья ставит пенальти. И никто ничего сделать не мог.

– Самый запомнившийся судейский беспредел в вашей карьере?

– Помню обратный случай – в нашу сторону. Это было, когда я играл в Казахстане. Матч против Астаны: у них команда была тоже очень сильная, но почему-то болталась в середине турнирной таблицы, а мы шли на первом месте, и до конца чемпионата оставалось всего несколько игр. Так что нам нужно было побеждать. И вот нам забивают гол, мы проигрываем. Забивают второй, абсолютно чисто, арбитры не засчитывают. Потом судья ставит пенальти в ворота соперников – мы забиваем. Через некоторое время ставит второй – мы не забиваем. Остается несколько минут до конца – и он ставит третий пенальти, причем в момент назначения сразу встает в боксерскую стойку, чтобы в случае чего отбиваться от соперника.

Вообще, команда была интересная. Человек десять с Украины, русских человек семь и четыре местных игрока. Другая страна, много разной экзотики.

– Пример приведете?

– Помню, подъезжает к остановке «Газель», выходит кондуктор и начинает зазывать: «Свободные места». Захожу туда – мало того, что сидячих мест нет, так еще и три человека едут стоя. Это у них считается «свободно».

Запомнился наш первый выезд: должны были играть дома, но поле почему-то не подготовили, и игру перенесли в соседний город. Мы поехали на поезде. Это было что-то. У нас если купил билет даже в плацкарт, то у тебя есть гарантированное место. Там же проводники на остановках запускали всех подряд – есть у тебя билет или нет – без разницы. Можно ночью уйти в туалет, вернуться – а на твоей полке уже кто-то спит. И вот я просыпаюсь, а какой-то мужик стоя спит и облокотился на мою полку.

– Был в вашей карьере и период в Махачкале. Играть там было безопасно?

– Туда я попал перед самым началом сезона-2006: тренером работал Галямин, с которым я пересекался в Томске, он меня в «Анжи» и позвал, причем без сборов – сразу на игры. Насчет безопасности – был там полгода, и ни разу не было каких-то конфликтов. Если ведешь себя достойно, то никаких проблем не будет. Хотя когда туда ехал, то опасения, конечно, были.

Жизнь там особенная: блокпосты, охрана. Местные прикалывались – в автомобильных правах фотография вообще может чужая стоять, но все равно пропустят: все же братья друг другу.

– Самый запомнившийся выезд за «Анжи»?

– Помню, ездили в Назрань: дорога идеальная, перед нами машина сопровождения, а на пропускном пункте танки стоят. Стадион и гостиница там находятся возле озера, рядом коттеджи. Пейзажи – как будто в Швейцарию попал. Правда, потом рассказали, что в тех районах не принято ходить в шортах. Если бы не туда свернули, когда гуляли, то могли бы проблемы возникнуть.

Еще запомнились выезды на Дальний Восток, когда играл за «Волгу»: в Хабаровск, Владивосток. Одиннадцать часов полета, восемь часов разница во времени – весь график сбивается. Тем более что ехали через Москву: сначала едешь туда пять часов на автобусе из Нижнего Новгорода, потом еще пару часов в аэропорте ждешь. Прилетаешь чуть ли не перед игрой и даже не понимаешь, что и как. Самое интересное, что после таких перелетов на разминке сил хоть отбавляй. Правда, в игре потом все куда-то пропадает.

Кстати, Владивосток очень позитивный, веселый город. Стадион рядом с морем, болеют классно.

    Андрей Силютин

    В воротах в матче против «Кузбасса»

***

– Когда уходили в «Томь», другие предложения от клубов были?

– Непосредственно перед переходом в Томск ездил на просмотр в московское «Торпедо». Тренировался неделю, но сам чувствовал: до лидеров клуба, того же Леонченко, Семшова, объективно не дотягиваю. А какой смысл клубу брать игрока на подмену, если у них есть люди такого же уровня? Но все равно получил хороший опыт, так что не жалею о той поездке.

В итоге, перешел в «Томь». Там сразу несколько людей из Барнаула были – Суровцев, Агеев, Исайченко. Через год еще Рехтин подъехал, потом Шатохин, какое-то время еще и Белозерский за нас играл. Атмосфера вообще была классная – все сибиряки, люди открытые, без камня за пазухой.

– День выхода в Премьер-лигу запомнили?

– Конечно: в решающем матче обыграли «Анжи» 4:0. После этого город гулял, и мы гуляли: дня три, наверное, отмечали тот успех на всех уровнях. Тот сезон вообще получился тяжелым – одно очко после шести туров. Сняли Дмитрия Галямина, на его место назначили Александра Гостенина. Он всегда был за футболистов, в любых ситуациях. Даже когда после неудачных игр к нам приезжало руководство клуба, он садился именно с командой. Вообщем, нашел к нам подход, сплотил – состав-то у нас и так был сильный. Жаль, конечно, что не удалось поиграть в Премьер-лиге, хотя на один сбор успел съездить.

– Почему не остались?

– За исключением первого сезона, игроком основы в «Томи» я никогда не был, хоть и играл регулярно. Так что до уровня Премьер-лиги, может быть, и не дотягивал. Но еще и как было: пришел новый тренер, привел своих игроков, у них свои агенты, которые продвигают их интересы. Конечно, если встанет выбор, то оставят своего. А у меня своего агента никогда не было.

В Казахстане тоже было подобное – выиграли чемпионат, вышли в Лигу чемпионов. Потом пришел новый тренер из «Астаны» и привел половину своего бывшего клуба. Состав там, кстати, нормальный был: Константин Головской, Гришин.

– Помните такого персонажа, как Владимир Косогов? Он в свое время утверждал, что «Томь» в сезоне-2004 провела кучу договорных матчей.

– Не могу ответить ни да, ни нет: может быть, руководство клуба на своем уровне на кого-то и выходило. Могу сказать за нас, футболистов, – мы играли как играли, старались, бились, никто ничего нам не говорил.

– Ваша игровая карьера уже закончена. Были в ней договорняки, о которых вы знали?

– Немного было. Но это из разряда «хуже не бывает». От самих футболистов ничего не зависит, все решается на более высоком уровне. Игроков просто ставят в известность.

– Как это происходит? Заходит в раздевалку тренер и говорит «Сегодня сдаем»?

– Тренеры никогда открыто такое не говорят. Обычно выходят, например, на капитана.

Но бывают ведь случаи, как в 2004-м году на чемпионате Европы, когда Швеция и Дания сыграли вничью. На таком уровне можно чуть-чуть дать слабину, чтобы соперник забил. И никто ничего не докажет. Если же дело происходит на уровне ФНЛ или второго дивизиона, то мало просто убрать ногу в нужный момент, потому что можно несколько раз так сделать, а соперник все равно не забьет. В итоге, иногда настоящий цирк получается. Футбольному человеку все эти моменты сразу видны.

***

– Про сезон-2007, в котором барнаульское «Динамо» заняло первое место, писалось многое. В частности, говорили, мол, сами игроки перед стартом сезона собрались и сказали: «Будем выходить». Было такое?

– Перед сезоном руководством задача выхода ставилась. Правда, в конце второго круга мы забуксовали, соперники нас догнали. Вот в тот момент со стороны руководства не было знаков, что нужно во что бы то ни стало выходить. Тогда действительно мы собирались вместе, искали причины неудач. А уже когда до конца сезона оставалось несколько игр, то руководство опять начало подгонять – мол, давайте выходите.

Коллектив у нас тогда собрался добротный. Подъехали Виктор Исайченко, Александр Суровцев, я. Понятно, что та команда долго протянуть не смогла бы – все таки нам было уже за тридцать, но то, что дальше сделали с командой… Сезон закончился, а ни у кого в команде контрактов не было. Обычно в середине декабря уже знали, кто будет в команде на следующий сезон. Даже тренировались полноценно, кроссы бегали, лыжи. . А в то межсезонье перед самым Новым годом собирались и играли три на три. И это в команде, которой на следующий год играть в Первом дивизионе. Поэтому когда Гостенин пригласил в «Волгу», я согласился. Уже после этого Александр Дорофеев предлагал остаться, на что я отвечал: «Почему вы сейчас это предлагаете, а не после окончания сезона?». Мы же еще на Кубок ПФЛ тогда съездили, выступили вполне достойно, почему нельзя было к тому моменту всех подписать? Конечно, усиление требовалось, но в любом случае выступили бы не хуже, чем тогда. Выходит команда на поле – а из одиннадцати игроков никого из Барнаула.

– Не ваша ли фраза была после окончания сезона-2007 про «Мерседес», «Запорожец» и «Формулу 1», когда руководству со стороны игроков высказывались претензии о соблюдении условий по контрактам?

– Этого уже не помню. Вообще, после выхода была эйфория, а что делать с этим успехом – никто не знает. Футбольный клуб это не только игроки, это и обслуживающий персонал, и стадион. Все должно быть на уровне. А команда первые игры в Новосибирске играла, что это вообще такое? Играли бы в Барнауле – это и поддержка зрителей, и дополнительные силы команде, и возможность заработать дополнительные деньги, чтобы тот же стадион отремонтировать. Но делать все нужно вовремя.

– Александр Суровцев говорил, что с золотого матча 2007 запомнил двух дедушек, которые плакали: мол, дождались. Чем та игра запомнилась для вас?

– Самое яркое впечатление – выбежавшие на поле полуголые девушки. Я-то от них сразу убежал, а Евгений Рагоза начал их обнимать. Сама игра получилась для нас довольно легкой – сразу забили гол, через несколько минут второй. Помню, что снег выпал, народу было много.

Конечно, это был праздник. Так получалось, что пять лет подряд команды, за которые я выступал, выполняли свои задачи: в «Томи» в 2004-м вышел в Премьер-лигу, в 2005-м стал чемпионом Казахстана, в 2006-м с Иркутском вышел в Первый дивизион, в 2007-м с «Динамо», а в 2008-м – с Нижним Новгородом. Но выигрыш дома в своей родной команде и при своих болельщиках по эмоциям ни с чем не сравнится.

– Матч, в котором пришлось встать в ворота, помните?

– Играли с Кемерово, Леха Солосин, наш вратарь, получил травму, а замен не было. Да там счет уже приличный был в нашу пользу, наоборот хотелось, чтобы кто-нибудь пробил. Но никто так и не пробил.

– Теперь можете вратарей тренировать.

– Как сказал Суровцев, ты единственный «сухой» вратарь в мире.

ФОТО: из архива Андрея Силютина, http://www.altaifootball.ru/

Дмитрий Евполов